Разрушительное цунами, которое унесло жизни более чем 20 000 человек только на Суматре, стало первым экзаменом для Юдайоно на посту президента Индонезии. Он заработал высокие оценки от международных наблюдателей за свою работу во время кризиса.

На своем посту он предпринимал шаги для привлечения международных инвесторов; работал над увеличением независимости судебной власти Индонезии и активно боролся с коррупцией в структурах местных органов власти страны, удачно справляясь с коррупцией даже при том, что его Демократическая партия обладала только 10 процентами мест в парламенте страны.

Открытый стиль общения Юдойоно продолжал «зарабатывать» для него новые голоса индонезийцев. Во время одного появления на телевидении, он сообщил номер своего личного сотового телефона, чтобы граждане его страны могли присылать ему текстовые сообщения с описанием проблем, которые у них возникали с представителями индонезийской бюрократии. Юдойоно добавил престижа Индонезии, пытаясь играть миротворческую роль на мировой политической арене, предлагая свои услуги посредника в израильско-палестинском конфликте и в развивающемся откровенном обмене мнениями между Соединенными Штатами (и другими западными странами) и Ираном, по ядерной программе последнего.

Возможно, самой трудной задачей Юдойоно было решение проблемы радикального Исламского терроризма. Остров Бали был поражен волной террористических актов террористов-смертников, во время которых было убито  22 человека. 1 октября 2005 года Юдойоно, посещая место одной из трагедий, мрачно сказал журналисту, что «очевидно, что мы должны предпринять более эффективное действия по предотвращению террористических акций, но быть готовыми и ожидать последующие террористические акты смертников». Его правительство, однако, не спешило официально признавать существование организации Jemaah Islamiah (юго-восточная азиатская Исламская группа со связями с международной террористической организации Аль-Каида, которая, как думали, организовала оба нападения на Бали).

Comments are closed.