Сам факт усыновления Шредером детей наиболее обсуждаем в немецкой прессе. Во-первых, после такого акта добродетели на выборах 2005 года Шредер вполне мог рассчитывать на получение дополнительных голосов избирателей, а усыновление второго ребенка (тоже российского, но уже мальчика) помогло восстановить его несколько «подмоченную» репутацию из-за того, что экс-канцлер стал главой компании, которая ведет строительство североевропейского газопровода. Немалые выгоды последнего проекта неоднократно обсуждались с Владимиром Путиным, а он, по слухам, сыграл большую роль в составлении семейного счастья своего немецкого приятеля. Вместе с тем, в жесте семьи Шредеров наблюдается не только политическая, но и социальная подоплека.

Как объяснила начальник отдела опекунства Комитета труда и социальной защиты Санкт-Петербурга Надежда Сухачева, Россия — единственная в Европе страна, где еще сохранились детские дома. Оставшийся без матери ребенок в других странах сразу же отдается под опеку одной из семей. Российские граждане имеют привилегии в усыновлении: предложить ребенка иностранцу можно только через полгода его пребывания в приюте и только в том случае, если русской приемной семье он не подошел. Кроме того, ограничений в возрасте усыновителей в России нет, а по законам Германии они должны быть не старше ребенка более, чем на 40 лет. Поэтому Шредер, которому исполнилось 62 года, и 44-х летняя Дорис вышли уже за эти пределы.

Экс-канцлер бывал в Санкт-Петербурге много раз и любит этот российский город. Его жена, Дорис Шредер-Кепф выступала в поддержку благотворительного движения евробайкеров, состоящего из депутатов немецкого парламента. Высокопоставленные мотоциклисты еще в 2003 году объехали несколько детдомов в Санкт-Петербурге. Возможно, их действия и подтолкнули чету Шредеров на такой серьезный шаг.

Comments are closed.